Агентство исследований кризисных ситуаций

Мюнхен-2021: Россию и Китай планируют бить поодиночке

«Америка вернулась!» — заявил президент США Байден на Мюнхенской конференции.

В конце февраля прошла очередная, ежегодная Мюнхенская конференция по безопасности. Впервые за долгие десятилетия Мюнхенская конференция предшествует значительному переформатированию Запада. В связи с короно-вирусом она впервые прошла в онлайн-режиме. И впервые за многие годы там нет ни единого высокого представителя от России и Китая. Из-за пандемии трёхдневный очный формат перекроили в пользу 15-минутных выступлений мировых лидеров и глав международных организаций.Что не оставило возможностей для неформальных переговорах обычно проходящих в кулуарах конференции, вдали от камер. Основной темой стала реанимация трансатлантического партнёрства, изрядно пообтрепавшегося за последнее время. Гвоздем программы стала речь Джо Байдена, ставшая первым выступлением на этом мероприятии действующего президента США за все 57 лет существования Мюнхенской конференции. Американский лидер говорил о том, что как раз больше всего ждали услышать от него в европейских столицах. Байден назвал трансатлантическое партнёрство «краеугольным камнем» американской внешней политики, который, по его словам, позволит и США, и Европе «выиграть гонку за будущее». Президент пообещал работать в тесном контакте с союзниками, а также подчеркнул приверженность Вашингтона 5-й статье Североатлантического договора, которая рассматривает нападение на одну из стран-участниц НАТО как агрессию против альянса в целом.

Справка: НА́ТО, Организа́ция Североатланти́ческого догово́ра, Североатлантический Альянс (North Atlantic Treaty Organization, NATO; фр. OTAN) — военно-политический блок, объединяющий большинство стран Европы (включая Турцию), США и Канаду. Основан 4 апреля 1949 года в США с целью защиты Европы от советского влияния.
Североатлантический договор системы коллективной безопасности. Все стороны обязаны коллективно защищать любого участника договора, на которого будет совершено нападение.
Начиная со своего основания, НАТО была ориентирована на противодействие СССР и, позднее, также странам — участницам возглавлявшегося СССР Варшавского договора, заключённого в 1955 году.

О России, как о основной угрозе трансатлантическому сообществу Байден говорил дольше и явно эмоциональнее (не удосужившись даже присовокупить слово «президент» к фамилии российского лидера), чем о всех других угрозах, среди которых выделялся еще Китай. По словам президента США, Москве проще оказывать давление на отдельные страны, нежели иметь дело с «единым и сильным альянсом», поэтому она якобы стремится «ослабить трансатлантическое партнёрство и проект европейского единства». Байден также заявил, что «Россия атакует демократии и органы власти» западных стран, поэтому ее «провокации нельзя оставить без ответа».

Главной темой стало восстановление трансатлантического сотрудничества, которое дало трещины за четыре года правления в США президента-республиканца Дональда Трампа с его принципом «Америка прежде всего». Выступая в Мюнхене в 2019 году, тогда в статусе бывшего вице-президента, Джо Байден обещал, что «Америка вернется». На нынешней встречи он не только констатировал «возвращение Америки» к её активной роли «мирового лидера» , но и завершение кризиса в отношениях США и ЕС. Среди приоритетов он обозначил защиту территориальной целостности и суверенитета Украины.

В ответ европейские лидеры, не скрывая радости, заявили о готовности с новой силой сотрудничать с Вашингтоном. Канцлер Германии Ангела Меркель сконцентрировалась в своём выступлении прежде всего на том, что одним из наиболее острых вопросов остаётся справедливое распространение вакцин от covid-19, которое достижимо только путём «объединения усилий». Тем не менее, в ответ на выступление Байдена призвала формировать общую повестку дня в отношении России, которую вместе с Китаем назвала главными вызовами для коллективного Запада.При этом пребывание госпожи Меркель у руля Германии завершится осенью этого года, а президент Франции Эммануэль Макрон, который будет претендовать на роль главного европейского политика, придерживается других взглядов. Он с мюнхенской виртуальной трибуны выступил за диалог с Россией и построению новой международной архитектуры безопасности и доверия.
Как уточнил глава республики, диалог с Москвой должен быть требовательным, но это «необходимое условие для мира в Европе».

«Нам необходимо сделать три вещи. Во-первых, мы должны восстановить архитектуру безопасности. И это то, о чём идёт речь в новом стратегическом концепте НАТО. При этом нам следует сохранять диалог с Россией. Во-вторых, – найти решение региональным конфликтам. Это вопросы Сирии и Нагорного Карабаха, Ливии, Ирана. В-третьих, – поддержать свободу суверенитета. Это вопросы кибербезопасности и безопасности космоса – новых сфер, где могут возникнуть потенциальные конфликты».

Впрочем, самое ключевое – это желание Макрона создать отдельно европейскую систему безопасности, которая будет независима – или же менее зависима – от Соединённых Штатов. Президент Франции называет эту концепцию «Стратегической автономией Европы».

«Сейчас США будут смотреть на Китай и на Тихоокеанский регион. Поэтому Европа все-таки должна обратить внимание на проблемы соседних для неё регионов, безопасность самой Европы. На протяжении десятилетий США фокусировались на защите Европы. И ныне Европа должна обратить особое внимание на свою собственную безопасность».

В самой Европе нет единства. Франция и Германия по-разному воспринимают будущее ЕС. Париж, в отличие от Берлина, выступает за создание европейской армии, он хочет проводить более независимую от Вашингтона политику. Лондон решил в очередной раз изолироваться от Европы. Отдельные восточноевропейские страны ныне пытаются выстраивать вокруг себя экономические и оборонные альянсы, намереваясь стать региональными лидерами.

Меркель же подчеркнула, что Германия готова к «новой главе трансатлантического партнёрства». И остаётся привержена НАТО и европейской оборонной политике, которые страна рассматривает как два «неразрывно связанных друг с другом элемента». В итоге Меркель предложила президенту Байдену тесное сотрудничество в отношении «стратегических вызовов со стороны Китая и России». Подчеркнув при этом, что не питает иллюзий в отношении того, что общий подход США и Европы к этим вызовам будет найден скоро.

Тем не менее, невзирая на критику Байдена в адрес Китая и России, Меркель отстаивает всё же немецкий, даже не европейский интерес. Так, если США выступают против возведения «Северного потока – 2», то канцлер ФРГ, наоборот, говорит, что его необходимо завершить. Всё-таки она (и, вероятно, её политические преемники) ратуют за сотрудничество с РФ там, где это возможно. Да и не стоит забывать, что от российского трубопровода напрямую зависит дальнейшее развитие севера Германии.

«Нам нужно выработать жесткую повестку в отношении России, общую повестку дня. Мы должны предложить сотрудничество, с одной стороны, но, с другой, – мы должны ясно понять наши разногласия. Я могу только согласиться с президентом США в вопросе сильного ЕС. К сожалению, это не то, что Россия делает в этот момент»,

Германия, как и Евросоюз в целом, намного мягче, чем США, противостоит Китаю, указывая на важность Пекина для ЕС как ключевого торгового партнёра. Отсюда — нежелание европейцев обострять отношения с Поднебесной в угоду американским союзникам.

Очевидно, что и в европейских столицах, и в Вашингтоне разумные люди уже вполне отдают себе отчёт, что без Китая и России невозможно решение многих из тех самых мировых проблем, которые каждый год поднимаются на Мюнхенской конференции. Включая борьбу с терроризмом, проблемы кибербезопасности, изменение климата (с учетом того, что главная «фабрика мира»,а заодно и ее вредные выбросы давно уже не в Западной Европе, а в Китае) и т.д.

Добавим, что Китай больше не пытается встроиться для укрепления своего влияния в западные структуры. А при при возникновении серьёзных разногласий с западными партнерами создаёт параллельные структуры, уже под чисто китайским руководством. Пекин давно перестал оглядыватся на западных «партнёров», а действует исключительно исходя из своих экономических и политических интересах.

Любопытно также, что практически каждый из мировых лидеров в своём выступлении затрагивал вопрос поставок вакцин от covid-19 Китаем и Россией в страны третьего мира. Эта тема вызывает немалое беспокойство союзников. И Евросоюз, и Соединённые Штаты серьезно опасаются расширения российского и китайского влияния при помощи такой «пробирочной дипломатии».

Позиция германского канцлера в отношении подхода к России намного мягче, чем, скажем, у немецких «зелёных», которым пророчат роль младшего союзника по правящей коалиции после выборов в сентябре этого года. Однако у более мягкой позиции в отношении России есть много сторонников и в политических, и в экспертных кругах.

Так, ведущий комментатор влиятельной «Die Welt» Жак Шустер по следам Мюнхенской конференции заметил, что у Германии в действительности есть три основополагающих интереса. Это «сохранение и укрепление Запада», построение «независимой и защищённой Европы» и «стабильные и мирные отношения с Россией». По его мнению, пришла пора «открыть все каналы связи» на европейском уровне и одновременно установить новые: «Мира в Европе можно достичь только в том случае, если Россия будет частью игры и если вы примете во внимание её интересы». Шустер напомнил слова Уинстона Черчилля в отношении России: «Лучше говорить, чем воевать», при этом отмечая, что речь вовсе не идёт об уступках Москве. «Чем больше потенциал европейского сдерживания, тем больше вероятность, что русские прислушаются», — считает Шустер. И добавляет, что «у Европы и Германии нет причин опасаться Москвы… если Запад сделает всё правильно, ничто не сможет разрушить его, кроме его самого».

Довольно жёсткий вариант общего западного подхода в отношении России озвучил генсек НАТО Йенс Столтенберг, заявивший, что он является сторонником диалога с Москвой, однако диалог должен основываться на «силе и твердости». В своём недавнем интервью испанской «El Mundo» Столтенберг назвал в качестве причины сохранения диалога необходимость сохранения связей и отношений с Москвой, которые направлены в том числе и на контроль над вооружениями. Это так называемая двухвекторная стратегия альянса в отношении России, о которой генсек НАТО уже не раз говорил ранее: диалог с одной стороны, и сдерживание с другой. Иными словами, по мнению Столтенберга, Россия и НАТО могут вести диалог только при условии, что НАТО четко даст понять, что у неё есть «возможность, желание и силы для защиты своих членов».
Первым, кто выступил в защиту суверенитета нашей страны, был Джо Байден. Для Киева это значимый сигнал, так как показывает, что украинский вопрос вновь возвращается в повестку дня не только Госдепартамента, но и Белого дома.

«Путин хочет ослабить европейский проект и НАТО. Он хочет разрушить наше трансатлантическое единство и нашу решимость, потому что для Кремля намного легче запугивать и угрожать отдельным государствам, чем договариваться с сильным и тесно объединенным трансатлантическим сообществом. Вот почему поддержка суверенитета и территориальной целостности Украины имеет жизненно важное значение для Европы и США, – заявил Байден.

В свою очередь Ангела Меркель так же, как и её американский коллега осудила агрессивные действия РФ на территории Украины, указав, что Минские договорённости не были осуществлены по причине провокации гибридного конфликта со стороны России.

«Когда речь идет о суверенитете и территориальной целостности Украины, мы не достигли никакого прогресса в последние годы. Минский процесс – это дипломатический инструмент, который может быть использован, но он не был успешным».

Накануне прошедшего недавно саммита министров обороны стран-участниц НАТО Столтенберг напомнил, что принятие в 2014 году альянсом решения о росте расходов на оборону было якобы ответом на «дестабилизирующее поведение России в военной сфере и использование гибридных тактик» (речь идет об украинском кризисе, вину за который генсек возлагает только на Россию, а также о конфликтах в Ливии и Сирии). В одном из своих более ранних интервью Столтенберг подчёркивал, что Россия в последнее время «усиленно инвестирует в модернизацию вооруженных сил», а «глобальный баланс сил смещается из-за усиления Китая». А раз так, то и НАТО должна соответственно реагировать. Здесь, очевидно, речь идёт и об оправдании уже понесенных трат: ежегодные оборонные расходы европейских союзников по НАТО и Канады за последние семь лет выросли на 190 миллиардов долларов.

Таким образом, хотя РФ и не являлась в этом году центральной темой Мюнхенской конференции, да и потенциально конфликтную тему «Северного потока — 2» организаторы решили благоразумно не поднимать, российская тема красной нитью то там, то здесь проходила через все выступления.

При этом никто из выступавших не упомянул российского оппозиционера Алексея Навального, из-за ареста которого и подавления протестов в его поддержку Евросоюз собирается расширить санкции против России. О Навальном вскользь вспомнил лишь премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, выступавший последним. Джонсон не удержался от упреков в адрес Мюнхенской конференции, отметив, что она была в последние годы слишком пессимистичной и что пора с оптимизмом смотреть вперед.

Сама тема «растущей российской угрозы» — не только отличный стимул для того, чтобы государства-члены НАТО активнее вкладывались в оборону альянса, но и хороший повод для «возвращения» Соединённых Штатов в Европу. Для США в условиях сильной внутренней поляризации американского общества наличие потенциальной «угрозы всей западной демократии» может служить неплохим цементирующим моментом. Очевидно, что именно российская тема становится в краткосрочной перспективе тем самым якорем, который способен удержать партнёров по трансатлантического от дрейфа в разные стороны.

Но поскольку ни о каком поддержании стратегического баланса сил без участия России речи быть не может, параллельно со стратегией сдерживания Запад будет стремиться к установлению хотя бы минимального диалога с Россией в сфере безопасности. В сухом остатке формула отношения Запада к России на сегодняшний момент выглядит так: «сдерживание + диалог (прежде всего, в сфере стратегической стабильности)». Соединённые Штаты с приходом в Белый дом Джо Байдена официально прекращают свой «дрейф в сторону от Европы», что даёт европейцам надежду на то, что в отношении трансатлантического партнёрства «пациент скорее жив, чем мёртв». Однако при этом Европе и США придётся вновь научиться доверять друг другу, а Вашингтону ещё будет необходимо вернуть себе не на словах, а на деле былую репутацию надежного партнёра.

Новая администрация США, равно как и НАТО в целом рассматривают Россию как прямую военную угрозу.
Очевидно, что Вашингтоном ставка сделана на внутреннюю дестабилизацию, шатание режимов и в России, и в Китае, создание таких условий, при которых эти страны будут лишены возможности выстраивать общий фронт противостояния с коллективным Западом. По сути за океаном вынашивают планы глубокого рассечения такого фронта на две части и добивание каждой из противостоящих стран поодиночке.
Для России же возвращение «коллективного Запада» будет означать унификацию его подхода к РФ в сторону ужесточения позиции.

Тихомиров Сергей

Назад
Комментариев нет
Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий