Агентство исследований кризисных ситуаций

Предполагаемый больной

Российские CМИ окрестили его «берлинским пациентом», а если о нем приходится упомянуть самому президенту, то никогда по-имени, лишь как о „той персоне“.

Кто этот неназываемый: злодей, как лорд Волан-де-Морт, либо просто букашка, не заслуживающая даже имени? „Кривая физиономия и удлиненный американский позвоночник“, охарактеризовал нашего героя покойный писатель Эдуард Лимонов.

 

Первый крутой разворот в пути Навального на верх, привлекший мое внимание уже был связан с темой отравления. Младолиберал из „Яблока“ сравнил мигрантов-южан с тараканами, по-которым дихлофос плачет. Пока суд да дело по исключению из рядов рукопожатых, свежеиспеченный популист уже сколотил движение-однодневку „НАРОД“, от лица которого, принялся год за годом топтать тротуар на „Русских Маршах“. Параллельно Алексей закончил программу Йейльского Университета „Глобальное Товарищество“ (Yale World Fellows), где штампуют лидеров протеста для всего мира. В годы, когда внесистемной правой оппозиции в России пришлось туго, Навальный перепрофилировался, открыл лавочку „Фонд Борьбы с Коррупцией“. Подобно тому, как под именем „борьбы с террором“ может подразумеваться активность террористического хараткера, так и взаимосвязь между коррупцией и антикоррупцией, зачастую двусмыленна. Набив руку на гринмейлинге, формально легальным шантажом компаний от лица миноритариев, легальной на тот момент в РФ практике, но уголовно наказуемой в других юрисдикциях, в частности американской, Навальный занялся личным обогащением, используя служебное положение на широкую руку. В 2013 году, фактически являясь советником губернатора Кировской Области, он создал фирму-прокладку по перепродаже древесины, закуплаемой у госпредприятия „Кировлес“, за что три года спустя был приговорен к условному сроку. Следующее обвинение выдвинула французская косметическая компания „Ives Rocher“: снова Навальный, как госслужащий регистрирует фурму-прокладку, на этот раз в оффшоре и на имя брата, снова, используя служебное положение вынуждает клиента пользоваться ее услугами, а не „Почты России“ напрямую.  Братья были признаны мошенниками и приговорены к трем с половиной годам лишения свободы. Алексей опять оттелался условным сроком. Мягкость российской Фемиды к рецидивисту удивляет! ЕСПЧ усмотрел в осбоих случаях произвол, но не счел ни судопроизводство, ни приговор политически мотивированными. Можно, наверняка и нужно спорить, нарушил ли Навальный в этих случаях российские законы напрямую, либо исхитрился их обойти, но аромат его деловая активность издает, бесспорно, специфический.

Пытаясь разобраться с отравлением, ступаешь по трясине, как новичок, хотя версию о применении нервно-паралитического агента этой группы стоит отмести сразу, как абсурдную, он оставляет явные следы. Обсуждать „бутылку Шредингера“, которая то исчезает и появляется, тем более непристойный анекдот про кровавого тирана и гульфик трусов было бы ниже достоинства читателей нашей газеты. У мнимого тирана не было бы ни малейшей обязанности юридического либо иного характера вывозить отравленного подданного в бессознательном состоянии за кордон. Тем не менее, следы лития, обнаруженный в организме больного врачами „Шарите“ предают истории черты не менее непристойные. Бутылка, с которой возилась некая мадмуазель М. П. могла содержать раствор оксибутирата лития, известнрого в кругах полусвета как наркотик для секса „J“, токсичный если действует на организм совместно с крепким алкоголем. Именно с ней, а не с „обезжиренной и отутюженной“, по словам того же Лимонова, благоверной Навальный провел в отеле ночь перед отравлением. Дальнейшее общеизвестно: после выписки из Шарите Навальный катался по Германии, даже махнул на Канары, нарушив режим условно-досрочного освобождения, за что и был задержан по прилете в Москву.

 

«Россию надо подморозить», — любил сказать реакционный царский министр Победоносев. Сегодня оттепель, грязная и серая, и я понимаю старика. Улица Петровка была перекрыта, пробираться к Пушкинской пришлось по дворам и подворотням средневекового Петрового Монастыря. Многих среди демонстрантов я отнес бы к  московской интеллигенции, буржуазии. Студенты бросают в полицейских снежки. Полиция шутит, раздает маски.  Ситуация спокойная, похоже правительство не собирается использовать „угрозу пандемии“ для ограничения свободы собраний. Никаких зимних водометов, тут вам не „свободный Запад“. Спрашиваю демонстранта, что тут думает про Навального. „Сложный вопрос,“ — собеседник представился, как студент юрфака, — „Фигура раскрученная, но он не высказал четкой позиции ни по одному важному вопросу, даже на важнейшую русскую тему, чей же Крым? Играет в следователя-любителя, но ясно же берет информацию из других источников, вполне профессиональных! Путин моему поколению не близок, он не вписывается в формат тик-тока, а ругать его  — наименее опасное в сегодняшней России дело. Плюс пандемия, фейковая пандемия,“ — добавляет он к моему большому удовольствию, — „учеба в режиме онлайн, ни ревов, ни футбола, молодежь выпускает пар“.

Противники Навального, грозившиеся выйти на улицу, как то гвардейцы писателя Прилепина на улицу не вышли. «Мало кто сегодня осмеливается противостоять Навальному. Практически все столичные СМИ, в том числе и финансируемые из казны, подспудно работают на него», — объясняла мне в тот же вечер редактор сайта „Нож“. „Грядущая либеральная диктатура?“, — спрашиваю я. „Возможно!“ Приходит сообщение, что на Страстном молодежь напала на полицию, есть раненые. Еду на Трубную, публика собралась иная, чем на Пушкинской, не жители центра блестящего мегаполиса, оставляющие сто евро за ужин, не задумываясь. Подростки одеты простенько, в центре таких увидишь нечасто. „Власть на ножи! Власть на ножи!“, скандирует толпа. Дети мигрантов с юга и из Азии плечом к плечу с футбольными хулиганами, некоторые из которых выглядят как правые радикалы. Нападение отбито, ОМОН пошел в контрнаступиление. Одни участники беспорядков падают в снег, другие пытаются бежать, но отряды сил правопорядка появляются со всех сторон. Кровь на снегу. Полицейские сапоги. Болото провокации. Вечно-русская история.

Илья Рывкин

Назад
Комментариев нет
Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий